Юморная прозаика

Список разделов Творческий форум Творчество

Модератор: Tiger

#1 комментатор » 10.10.2014, 10:42

Максим Малявин
Из цикла "Психиатрические байки"
"А этих оставим родне"

Что ни говори, а столетия накопления фактического материала по белой горячке всё же не дали рыцарям ордена смирительной рубашки внятного ответа на один важный вопрос: почему один пациент видит чертей, другой — инопланетян, третий — ёжиков, и так далее по списку делириозного бестиария.


Каковы закономерности? Нет, согласен, чертей в наше время видят всё же реже, но как быть с остальными? Как предугадать, в чьём именно обличье явится белочка отдельно взятому товарищу, создавшему все необходимые условия для визита? Вон, по ЛСД и то больше данных накоплено, и даже попытка систематизации предпринята: Станислав Гроф не имел недостатка ни в добровольцах, ни в кислоте.


Спойлер
Нет, в алковолонтёрах, я думаю, недостатка не будет, если вдруг кому приспичит провести такое же исследование по белой горячке. Более того, я подозреваю, что от них не будет отбоя. Только, боюсь, возникнут вопросы к гуманности масштабного эксперимента: что значит не давать похмеляться неделю после одно-двухмесячного запоя?!


Над мужиком, к которому вызвали Дениса Анатольевича и его орлов, никто экспериментов проводить не собирался. Экзекуций — тоже. Он просто всех достал. Родню, соседей. Два месяца запоя — это серьёзное испытание для окружающих, за это время даже ангел-хранитель начнёт всерьёз подумывать о причинении подопечному повреждений средней тяжести.


Родня поступила иначе. Они просто заперли Виталия (назовём его так) в его комнате. И даже время от времени кормили. И меняли...ммм...ночную вазу. Девять дней страдал Виталий от одиночества и разлуки с экзогенным этанолом. А на десятый день ему составили компанию.


Кто? Гномы. Первый гном выглянул из-под кровати, подмигнул мужику и махнул остальным — дескать, можно. Из-под кровати, на которую Виталий тут же забрался с ногами, выбрались ещё девять гномов. С топорами и кирками, в дурацких шапочках. Не обращая внимания на Виталия, эта орава пошла шустрить по комнате. Недомерки обшарили шкаф, стол и тумбочки, один даже попробовал недоеденный суп из тарелки, но тут же скривился и бросил ложку: мол, жрёте всякую гадость, потом болеете.


-- Что вам надо? - шёпотом спросил Виталий.
-- Ты дорогих гостей сначала накорми, а потом уже о делах спрашивай, - назидательно сказал один из гостей.
-- Всё, что есть — в тарелке, - сварливо заметил Виталий.
-- А если поискать? - ничуть не смутился гость.


Гном подошёл к полке с игрушками (племянник Виталия периодически оставался у них ночевать), снял оттуда плюшевого медвежонка и откусил ему голову. Пожевал, выдохнул облако чёрного дыма, довольно крякнул. Его товарищи, разобрав остальные игрушки, тоже присели перекусить. Укус - облачко чёрного дыма, укус - облачко чёрного дыма. Виталий метнулся к двери.


-- Помогите! Спасите! Гномы игрушки жрут! - забарабанил он в дверь.
-- И чего ты расшумелся? - поморщился тот, что жевал медвежонка. - Шебутной какой. И шустрый. Давай мы тебе ноги отчекрыжим? У нас тут дальний поход наметился, а припасы на исходе. Пара окорочков очень даже не помешает.
-- Ааа!!! - пуще прежнего завопил Виталий, пытаясь выбить дверь с разбега. - Гномы ноги отрубают!!!
-- Не. Ноги не подойдут, - авторитетно заявил второй гном, с хрустом вгрызаясь в неваляшку. - тяжело тащить. Лучше яйца, они питательнее. И этому алкоголику всё равно без надобности.
-- Не дамся!!! - в истерике бился о дверь Виталий. - Выпустите меня отсюда!


Между гномами завязалась дискуссия: яйца или окорочка. Спорили долго, обстоятельно. Наконец, поедатель плюшевых медвежат махнул рукой.


-- Уговорили. У кого есть яйцеруб?
-- У меня, у меня! - радостно запрыгал на кресле самый мелкий гном. - Мужик, а ну поди сюда!
-- Ага, щас, - Виталий скрутил ему два кукиша, и началась погоня.


К моменту, когда подоспела спецбригада, Виталий изрядно выдохся. Гномы, впрочем, тоже.


-- Ну, что тут у нас? - спросил доктор, перешагивая через поваленный стул.
-- Ха-ха!! Что? Яичницы захотели? - захохотал Виталий, - Хреном перебьётесь!
-- Э. Да мы, в общем-то, уже поужинали, - скромно заметил Денис Анатольевич.
-- Ой, это я не вам, - смутился Виталий. - Тут такое творится! Хорошо, что вы приехали! Эти мелкие паскудники...


Доктор внимательно слушал, кивал, ахал в особенно пикантных местах рассказа, а когда мужик замолк, покачал головой и проникновенно сказал:


-- Виталий. Тебе мама никогда не говорила, что пить вредно? Ты смотри, до чего дошёл: даже белочка побрезговала прийти, гномиков прислала!
-- Да я уже полторы недели как в завязке! - возмутился Виталий.
-- Вот с тобой горячка и приключилась, - резюмировал доктор. - Так что собирайся, поедем в наркологию.
-- А гномики тут останутся? - с надеждой спросил Виталий.
-- Сейчас уточню, - сказал Денис Анатольевич и набрал телефон наркологии. - Алло. Это спецбригада. Вам пациента с гномиками везти, или можно их на его родню оставить? Ага. Спасибо.
Он положил трубку в карман и повернулся к Виталию.
-- Говорят, что гномиков можно оставить.
-- Ура! - подпрыгнул Виталий. - Едем, немедленно!


В дверях комнаты он обернулся и показал кому-то язык.


-- Слышь, яйцеруб! - окликнул он пустое пространство. - Разрешаю тебе порезвиться напоследок! Если с продуктами будет дефицит — все вопросы к тестю, хе-хе!

Добавлено спустя 11 минут 24 секунды:
"А зомби здесь тихие"

Информация — штука очень и очень неоднозначная. Человечество тратит уйму времени и сил на её сбор, готово самоубиться обо что-нибудь новенькое, лишь бы получить новый опыт, спускает кругленькие суммы на то, чтобы её обрести, защищает авторскими правами, перепродаёт и обменивает. Но самый богатый опыт накоплен нами в области неправильного, нерационального, причудливого, а порою и откровенно бредового её использования. Оно и понятно: сумма знаний далеко не всегда тождественна способности ими мудро распорядиться.
Спойлер

На этот раз спецбригаду вызвали объединённые силы МЧС, ЖЭКа и полиции: Андрей Аркадьевич, наш давнишний пациент, таки сумел довести и жильцов, и ЖЭК, и длинную цепочку городских инстанций своим эпистолярно-кверулянтским жанром до такой кондиции, что суд выдал все необходимые санкции.


С точки зрения самого Андрея Аркадьевича, это был чудовищный заговор системы и зомбированных ею граждан против него. Ведь те, кто в упор не желает видеть простую истину или же специально её замалчивает — автоматически переходят в разряд...нет, не врагов. Просто противников. С врагами разговор был бы намного короче. А истина в чём?


В том, что ничего случайного в мире давным-давно не осталось. Всё не только предопределено и взаимосвязано, но ещё и управляется. Причём отнюдь не добрыми дядями. И всякое проявление свободной воли противно их директиве и мастдай. Как это работает? О, это целый комплекс мер воздействия. Посредством широкого спектра излучений, начиная от обычных электромагнитных волн и заканчивая... вы о них не слышали, но они есть.


Андрей Аркадьевич боролся как мог. Он оклеил стены фольгой, он затянул окна металлической сеткой, он отключил телевидение и перестал пользоваться сотовой связью. Но этого оказалось недостаточно: мысли всё равно были какие-то не свои, и того, прежнего полёта фантазии, широты ассоциативного ряда и богатства чувственных оттенков уже не было. Он писал, он жаловался, он предупреждал. Он старался не только для себя, но соседи не оценили его усилий и долго пеняли ему на перекушенные кабели интернета и телевидения.


Тогда Андрей Аркадьевич проинспектировал ближайшие свалки и начал мастерить приборы индивидуального и коллективного экранирования вредоносных лучей. И попутно бомбить инстанции требованиями прекратить потворствовать всеобщему зомбированию. Терпение соседей и ЖЭКа лопнуло, когда во время стендовых испытаний взорвался третий экспериментальный образец гасилки реперных частот, обесточив три дома. А когда сотрудники МЧС стали вскрывать дверь, защитил интеллектуальную собственность путём её экстренного ритуального сожжения.


Денис Анатольевич с его гренадерами подоспел к тому моменту, когда Андрей Аркадьевич сцепился с ребятами из МЧС из-за какого-то лампового агрегата.


-- Куда вы его потащили? - возмущённо спросил он старшего.
-- Обратно на помойку, - честно признался тот.
-- Это же нейтрализатор торсионных полей! - возмутился автор прибора.
-- Вот пусть там и нейтрализует, - был ответ.


Квартира сильно напоминала филиал полигона твёрдых бытовых отходов. Той его части, где сваливают отжившую свой век электронику. Сильно пахло горелым деревом и пластиком, канифолью и припоем, повсюду были разбросаны вскрытые телевизоры, усилители, печатные платы и всякая мелочь. Если бы среди маньяков, специализирующихся на охоте за роботами и прочими Терминаторами, проводили конкурс, Андрей Аркадьевич точно попал бы в первую десятку.


-- А это устройство экранирует солнечный ветер, - Андрей Аркадьевич, почувствовав искренний интерес коллектива спецбригады, решил провести экскурсию. - Экранировало, точнее. А вот этот прибор деактивировал зомбополе в радиусе трёхсот метров.
-- Зомбополе? - переспросил Денис Анатольевич.
-- Зомбополе, - подтвердил Андрей Аркадьевич и, обернувшись к толпящимся на пороге соседям, погрозил им пальцем. - Кто теперь ваши мозги защищать будет, вы подумали? Правильно, не подумали, потому что уже нечем! Зомби, как есть зомби!
-- Откуда же оно взялось? - полюбопытствовал Тимур, выудив из груды какую-то трубу с кучей припаянного хлама и с интересом её разглядывая.
-- Положь где взял! - строго одёрнул его хозяин девайса. - Это нейронный выжигатель, вдруг ещё в рабочем состоянии? Сейчас как жахнешь в кого-нибудь — и всё, маразм обеспечен.
-- И на кого же ты его припас, этот выжигатель? - спросил Тимур, осторожно возвращая оружие на место.
-- Зомбей отстреливать, - сердито отозвался Андрей Аркадьевич. - Зомбополе, оно действует исподтишка, но верно. Ещё пара-тройка лет — и вокруг ни одного нормального человека не останется.


Бабульки, занявшие среди наблюдателей места в партере, ахнули и перекрестились.


--А что вы думали? - спросил их Андрей Аркадьевич. - Думали, что космические корабли бороздят просторы нашей Вселенной в поисках инопланетного разума и образцов марсианского грунта? Наивные! Они уже давно этот разум нашли и с ним спелись! Вы теперь для них планктон! Кормовая база! Там (жест пальцем в потолок), на геостационарной орбите, на высоте тридцать пять тысяч километров, висят их спутники! Сотовая связь? ГЛОНАСС с жэпээсом? Ха! Это зомборетрансляторы!


Бабульки слушали очень внимательно. Кое-кто, кажется, даже конспектировал. Денис Анатольевич прервал оратора, когда тот добрался до генераторов торсионных полей.


-- Андрей Аркадьевич, нам пора, - тронул он за рукав выступающего. - Зомбозащита — это, конечно, здорово, но диверсии против соседей были лишними. Как и угрозы отнейралить мэра с его подчинёнными в полном составе.


Он поглядел на делегацию соседей, наблюдающих за диалогом.


-- А зомби здесь тихие, - добавил он. - В каком другом районе за отключенный интернет и отгрызенное кабельное телевидение голыми зубами бы порвали. И я бы на вашем месте не стал их и дальше провоцировать.
-- И ещё, - доверительно добавил Тимур, - На вашем месте после выписки я бы смастерил ещё один прибор.
-- Это какой же? - тут же заинтересовался Андрей Аркадьевич, шагая с ним под руку в сторону барбухайки.
-- Блокиратор профузно-диарейных лучей, - был ответ. - Зуб даю, соседи их ещё долго будут генерить.
В этом предложении тридцать две буквы
комментатор M
Автор темы, Суперпостер
Суперпостер
Репутация: 389
Сообщения: 3085
Темы: 18

#2 комментатор » 10.10.2014, 12:37

Максим Малявин
Из цикла "Психиатрические байки"
"Об издержках футурологии"

Отношение изрядной части человечества к футурологии примерно такое же, как у оголодавшей мышки к кактусу: ойкает, колется, матерится под нос, но упорно продолжает грызть. С одной стороны оно страх как любопытно: где соломки постелить, на какие числа в казино ставку сделать. С другой стороны, вдруг там, в этом твоём будущем, причём очень недалёком — казённый дом? А то и вовсе оградка с венками от профкома и близких родственников? Боязно же!
Леонид Петрович (назовём его так) на отдалённую перспективу конкретных планов не строил. Не то чтобы их вовсе не было, просто мысли постоянно вязли в каких-то деталях и мелких подробностях, и о том, чтобы орлом воспарить над их нагромождением, прозрев перспективу, речи не шло. Проскакать по ним, подобно горному козлику — тоже.
Даже психолог, рьяно взявшийся было за индивидуальный тренинг личностного роста и самореализации, спустя два месяца развёл руками: дескать, рождённый ползать — куда ты лезешь? И с тех пор шарахался от Леонида Петровича, как чёрт от ладана. Участковый психиатр пояснил, что личной вины Леонида Петровича в его вязкости, занудности, потрясающей способности застрять на элементарном, на первый взгляд вопросе нет. И в свинцовой угрюмости тоже. И в перманентной злобности. Дескать, всему виной многолетняя эпилепсия, это она такой отпечаток на личности оставила. Правда, окружающим от этого не легче.
Спойлер
В то утро Леонид Петрович отправился на рынок за продуктами. Продавцы, знающие его уже не первый год, ограничивались при встрече обычным «здрассте»: спросить этого покупателя, как у него дела обычно означало потерять минимум полчаса времени — он ведь и в самом деле начинал рассказывать, причём подробно, вплоть до посещений туалета и количества приступов за день. И не дай бог перебить. Поэтому, когда на его пути внезапно материализовалась цыганка с подружками и предложила погадать, рынок замер. И навострил уши: день обещал начаться интересно.
-- А ты умеешь? - недоверчиво спросил Леонид Петрович.
-- Ой, дорогой, я гадалка в двенадцатом поколении! - цыганка заглянула ему в глаза, взяла за руку и сокрушённо покачала головой. - Ц-ц-ц, как нехорошо-то!
-- Что нехорошо? - насторожился Леонид петрович.
-- Ты смотри, тебе кто-то на смерть сделал, оттого ты весь больной.
-- Ну-ка, ну-ка, - нахмурился Леонид Петрович, - С этого места поподробнее. Кто, когда?
-- Надо ручку позолотить. Ты монетку просто дай, больше и не нужно. Ай, как сильно на смерть сделали, как черно! Монетку в бумажную денежку заверни, понял?
-- Нет, постой. Где ты это увидела? - ещё больше нахмурился Леонид Петрович. - Ты мне конкретно покажи. Ты же на ладонь смотрела, покажи мне, где это видно?
-- Монетку надо обернуть... - начала было цыганка снова, но Леонид Петрович не дал ей договорить.
-- Погоди. Покажи, где ты это увидела!
-- Да вот же!
-- Там, где ты пальцем провела, три большие линии и раз, два, три...пятнадцать ответвлений. Где они показывают, что меня на смерть заговорили?
-- Монетку...
-- Вот тебе монетка!
-- Нет, чтобы всё сработало, надо бумажкой обернуть, бордовой такой.
-- Слышь, глазастая, - начал медленно свирепеть Леонид Петрович, - Я тебе десять рублей одной монетой дал?
-- Страшное, сильное средство против тебя использовали, надо обернуть...
-- Я. Тебе. Десять. Рублей. Дал! Покажи, где оно видно на ладони, что на мне наговор, потом будем дальше разговаривать!
-- Вот же! Ты разве сам не видишь?
-- Это линия жизни. Там, куда ты показываешь, ещё пять чёрточек...нет, шесть. И рядом ещё. Булавка есть? Отлично, вот ею покажи.
-- Я тебе сейчас в это место ткну, ты заверни булавку и монетку сначала в бордовую бумажку, потом в синюю...
-- Я те ткну! Я те заверну! Ты сначала покажи, потом обоснуй, а потом будем про гонорар разговаривать! А вы чего раскричались? - Леонид Петрович обвёл остальных цыганок потяжелевшим взглядом. - Или по делу говорите, или рты закройте!
Вызов на спецбригаду пришёл от наряда патрульно-постовой службы.
-- Там, кажется, наш пациент с цыганками поцапался, - сказал Денис Анатольевич, убирая служебный телефон в карман. - Поехали.
-- Куда едем? - уточнил санитар.
-- На рынок, Тимур.
-- Отлично, - оживился Тимур. - Я по дороге в один магазинчик заскочу, буквально на две минуты. Я покажу, где тормознуть.
-- Хорошо, - пожал плечами Денис Анатольевич. - Только не задерживайся.
Прибыв на место, спецбригада застала лайт-вариант цыганского табора, обступившего патрульную машину и активно переругивающегося с полицейскими. Они немного притихли, когда Денис Анатольевич с его орлами подошёл поближе. Собрав анамнез, доктор укоризненно посмотрел на помятого и поцарапанного Леонида Петровича.
-- И ведь взрослый человек, а ведётесь, как мальчик! - покачал он головой. - В драку с женщиной полезли.
-- Да она ведьма! - воскликнул вновь побагровевший Леонид Петрович. - И вся её шайка тоже! Нет, ты мне конкретно покажи: где у меня на ладони этот наговор отразился? Где ты его видишь?
-- Отстань от меня, чёрт плешивый! - сверкнула глазами цыганка, и быть бы тут второй серии драки, но Денис Анатольевич погрозил обоим пальцем.
-- Так, - сказал он полицейскому. - Этого товарища мы забираем с собой. Отвезём в диспансер, пусть участковый доктор с ним беседует и решает, лечить ли его амбулаторно, или же понадобится стационар. Дисфорический синдром — штука, знаете ли, неприятная. Ну, а с цыганами, я так полагаю, вы сами разберётесь.
Леонид Петрович не стал долго возражать, и они уже направились к барбухайке, как вдруг Тимура остановила одна из цыганок.
-- Ой, такой молодой, такой сильный, женщины тебя любят, давай погадаю! Позолоти ручку, богатырь, я тебе всё как есть расскажу: сколько женщин у тебя будет, кто обманет... - она взяла его за руку, заглянула снизу вверх в глаза — и наткнулась на пристальный взгляд.
-- Позолотить ручку? - ласково переспросил Тимур, задержав её руку в своей. - Легко!
Он достал из кармана баллончик с аэрозольной краской (в его огромной лапе он смотрелся очень сиротливо), нажал на колпачок распылителя и покрыл ладонь цыганки щедрым слоем позолоты. Повисла длинная пауза.
-- Давно мечтал это сделать, - широко улыбаясь, сказал он Денису Анатольевичу. - Теперь поехали.
Сзади, из патрульной машины, раздался всхлип. Полицейский, уронив голову на руль, рыдал от смеха.

Добавлено спустя 20 минут 31 секунду:
Родовспоможение

Ля-ля-ля, жу-жу-жу,
Медвежонка я рожу.
© Детская песенка.

Нет, не перевелись ещё у нас люди с твёрдыми принципами и железными жизненными установками! Вода — чтобы помыться, водка — чтобы пить. И пофигу, что на улице тридцать с горячим хвостиком градусов, принцип есть принцип. Так что сезон охоты на белочку у нашей спецбригады — явление круглогодичное.
Вначале на этот вызов уехала линейная бригада: позвонила женщина и сообщила, что отошли воды, дело срочное, надо спешить. Через несколько минут линия отзвонилась диспетчеру и запросила подмоги. Да-да, пришлите нам этих чудесных ребят, у которых в запасе есть несколько метров фланелевых вязок и волшебный чемоданчик со всяким разным противокосмическим и антидемоническим. Денис Анатольевич с Тимуром переглянулись: мало ли, бывает и у рожениц психотическое состояние. Надо ехать, а там разберёмся.
Спойлер
Когда спецбригада прибыла на место, линия уже обессилела от сдерживаемого хохота и теперь имела коллективный цвет лица в тон бордовым форменным костюмчикам.
-- Ну, кто тут рожает? - деловито поинтересовался Денис Анатольевич.
-- Там, - всхлипывая, махнула рукой доктор линейной бригады. - Всё — там!
В комнате около постели суетилась дама. А на постели, укрытый одеялом, с мокрым полотенцем на лбу... Лежал медведь. Большой. Плюшевый.
-- Вы чего там так долго копаетесь? - требовательно спросила женщина, поправляя одеяло. - У Анфисы воды отошли, сделайте же что-нибудь!
-- Вот у этой? - на всякий случай уточнил Денис Анатольевич, кивком головы указав на медведя (точнее, медведицу).
-- Ну не у меня же! - дама с укором поглядела на медиков.
-- А где счастливый без пяти минут отец? - полюбопытствовал Тимур.
-- Где-где... - дама стрельнула в санитара сердитым, но не без заинтересованности взглядом. - Где вы все оказываетесь, как только любимая женщина сообщает вам о залёте?
-- В нирване! - авторитетно заявил Тимур.
-- Ага, - буркнул под нос Денис Анатольевич. - То-то гинекологи всю рабочую смену в ней проводят. Просветлённые люди!
-- Так и будем болтать, или родовспоможением займёмся? - вернула спецбригаду из нирваны в реальный мир дама.
-- Вопрос серьёзный, - сказал Денис Анатольевич. - Надо срочно везти в роддом. И вы давайте собирайтесь, поедете с нами.
Анамнез, аккуратно собранный в процессе приготовлений к отправке, был вполне типичен: отпуск, водка, дефицит бюджета, резкий обрыв, сухой пятидневный промежуток — делирий.
В приёмном покое наркологического диспансера медведицу Анфису поначалу хотели разлучить с сопровождающей её дамой, несмотря на предупреждение Дениса Анатольевича, что это может оказаться чревато не только боком, но и хуком. Собственно, так и произошло, и санитару приёмного покоя, который невовремя вылез с инициативой разлучения, досталось от души. Санитар отлетел в одну сторону, дама с размаху села на пол, а Анфиса...
-- Ну что за люди! - покачал головой Тимур, подобрав с пола медведицу. - Нельзя было без боя решить проблему? Нитки есть у кого-нибудь?
-- Что он делает? - воскликнула дама, потирая ушибленный базис и готовясь к новой атаке.
-- А это наш штатный нейрохирург, - быстро ответил Денис Анатольевич.
Тимур, занятый пришиванием головы Анфисы, важно кивнул.
-- Сейчас устраним последствия травматической декапитации — и сразу в родзал, - сказал он и тайком показал санитару приёмного покоя здоровенный кулак. - А вы, красавица, тоже переодевайтесь — и наверх, в палату.
-- Это ещё зачем? - напряглась дама.
-- Надо убедиться, что у вас нет сотрясения...ммм...головного мозга.
-- Причём тут головной мозг, я на задницу упала! - удивилась дама.
-- Сразу видно, что физику вы в школе плохо учили! - назидательно поднял палец Тимур, на секунду оторвавшись от нейрохирургической операции. - А как же момент инерции? А гидроудар? И вообще, не вам рассказывать мне, нейрохирургу со стажем, об отсутствии связи между головой и (взмах руки с иглой, профессионально очертивший волнующий контур пятьдесят шестого размера) этим делом! А ну марш в палату! И чтобы лежала тихо, думала только о хорошем. И о вечном. Приду — проверю!
В этом предложении тридцать две буквы
комментатор M
Автор темы, Суперпостер
Суперпостер
Репутация: 389
Сообщения: 3085
Темы: 18

#3 комментатор » 10.10.2014, 15:29

Я честно говоря - валялся :lol:

Максим Малявин
Из цикла "Непсихиатрические байки"
"Ваня на весенней охоте"

Тут надо сказать несколько слов об особенностях весеннего охотничьего сезона. Дело в том, что открывается он не каждый год. А если открывается, то обычно ненадолго — на пару-тройку недель, не больше. На утиной охоте в этот сезон можно стрелять только селезней: мужики, они сейчас не главные. Их дело нехитрое, им на яйцах не сидеть. К уткам же должно проявлять галантность и обходительность, при каждой встрече напоминать, что брачные игры — это, конечно, здорово и естественно, но сколько можно откладывать? Пора высиживать! А как распознать, кто их них кто?
Можно, конечно, бить влёт всех подряд, а гендерную дефиницию проводить уже посмертно, но это не наш метод, этим всё больше патологоанатомы балуются. Поэтому на весенней охоте утку (точнее, селезня) влёт не бьют, а ждут, пока он проявит свою мужскую сущность. А на что ловить мужика? Правильно, на его же слабость. Слабость может быть живой или резиновой. Или пластиковой: пока подлетит, пока присядет рядом познакомиться — тут его уже и вычислят, и на прицел возьмут.
Спойлер
Когда Ваня и его компания прибыли на место, оказалось, что чучело есть только у одного охотника. Причём это было чучело селезня. К тому же алебастровое — жена пожертвовала деталью ландшафтного дизайна. Зато водки на пятерых взяли два ящика. Складывалось впечатление, что охотиться ребята будут на селезня-алкоголика, к тому же нетрадиционно ориентированного. Хорошо хоть манки с собой прихватили все.
Выпили за недоразумение. Потом - за нетрадиционную утиную ориентацию. Потом — за дам, так удачно здесь отсутствующих. Когда дошли до мира во всём мире и чуть было не тяпнули за здоровье вождя мирового пролетариата, опомнились: утром рано вставать, охота начинается с рассветом! Уже засыпая, Ваня про себя отметил, что завтра кому-то будет хуже, чем их компании: у соседей дело дошло до дискотеки с фейерверком.
Проснулись ещё до рассвета. Решив, что кофе с булочкой никто не осилит, ограничили себя водкой. Два раза по сто пятьдесят: подлечиться и согреться соответственно. Пока вспомнили, куда сами от себя попрятали ружья, пока переоделись и окончательно проснулись — стало светать. Вперёд выдвинулся чучелоносец с алебастровой статуей селезня и куском пенопласта: вчера опытным путём было доказано, что чучело плавает только вглубь. А шанс, что нетрадиционно ориентированный селезень-алкоголик окажется ещё и дайвером, был исчезающе мал.
Ваня плёлся в хвосте и, достав манок, пытался освоить призывно-блядское покрякивание. Что получалось? Представьте лёгкую одышку человека за центнер весом, прущего через протоки, как танк, с манком в зубах на манер сигары. Ах, да, не забудьте кочки и коряги.
-- Ыы-кря! Ыы-кря! Ыы-ПЛЮХ-Кррряяяк-твою-утину-маму, говорил же я, надо было накачать лодку!
Прилетать и смотреть на загадочного уткомонстра-астматика никто почему-то не спешил, не говоря уже о попытках завязать роман. Ваня уже хотел плюнуть на этот дурацкий манок, как вдруг в стороне послышалось ответное «кря».
-- Мужики, он мой! - шёпотом прокричал Иван, махнул друзьям, чтобы двигали дальше, и сменил галс.
Кряканье повторилось. Ваня крякнул, что уже идёт, и стал подкрадываться как можно тише. То есть, уже не как тяжёлый танк, а как обычная боевая машина пехоты. С манком в выхлопной трубе. Вот небольшие заросли камыша, вот проход между ними, вот заводь, а в ней...
В ней плавала утка. Как раз на дистанции выстрела. Ваня осторожно, не дыша, поднял ружьё, прицелился... И сказала ему птица человеческим голосом:
-- Три тысячи, мужик!
-- За час? - на автомате уточнил Ваня, и только тут до него дошло, с кем и о чём он торгуется.
-- За раз! - был ответ. - Шлёпнешь мою подсадную — заплатишь три тысячи.
Из зарослей камыша появился хозяин подсадной утки.
-- Уже третьего за утро гоняю! - Пожаловался он Ване. Потом задумался и вдруг предложил: - Вот что. Вставай-ка вон с того края протоки, а я буду караулить здесь. Птицы на нас обоих хватит, а уточке спокойнее будет, когда охранников двое.
В лагерь Ваня вернулся уже к вечеру. Мужики к тому времени как раз справляли тризну по алебастровому чучелу.
-- Ты представляешь, - сказал Ване осиротевший чучелоносец. - Всё-таки нашёлся один нетрадиционно ориентированный!
-- Селезень? - уточнил Ваня.
-- Олень! - был ответ. - Подкрался из соседних камышей, да как жахнет дуплетом! Статуя в пыль, пенопласт в крошку, олень в бега, а мне жена потом весь мозг вынесет! Эх, наливай, помянем!
-- Держи, - Ваня достал из рюкзака битого селезня и протянул другу. - Отчитаешься супруге. Скажешь, что отомстил за гибель дачного декора.
-- А как же ты? - друг не верил своему счастью.
-- Я тоже отчитаюсь, - улыбнулся Ваня и вывалил на траву ещё три птицы. - Завести себе, что ли подсадную?

Добавлено спустя 29 минут 9 секунд:
:lol: :lol: :lol:
Максим Малявин
Из цикла "Непсихиатрические байки"
Дядя Вова и неправильные пчёлы

На первый взгляд, в процессе сбора мёда для самого пасечника нет ничего сложного. В конце концов, это же не ему предстоит совершать регулярные чартерные рейсы между ульем и поляной, и с цветка на цветок порхать тоже необязательно. В принципе, можно даже не жужжать: и без него есть кому. Да, экспроприация готового продукта сопряжена с некоторым риском: поди-ка, убеди ораву полосатых рыл с коллективным интеллектом и наклонностями камикадзе, что это — твой мёд! В остальном же, казалось бы, всё просто: сиди, медитируй на процесс, взвешивай ульи.

Спойлер
Ан нет, не всё так просто. Взять, к примеру, те же самые цветы. Сколько они радуют глаз? Правильно, неделю-другую-третью. Всё остальное время эта безответственная зелёная биомасса представляет интерес разве что для коров и кроликов. Ну, ещё для тех, кто никогда не предавался страсти в стогу сена, но их интерес, как правило, одноразовый. Ровно до того момента, когда выясняется, что делить ложе приходится с парой-тройкой колючек и целым отрядом эндемичных этому стогу сена членистоногих. И это не считая галёрки восторженных зрителей из двух окрестных деревень, с полевыми биноклями... Впрочем, я отвлёкся.
Пасечник — он как цыган, он кочует со своими ульями с одного поля на другое. Лишь бы цвело и конкурентов не было. А что там — гречиха, полевые цветы — неважно.
Приглядев очередную поляну и расставив ульи, дядя Вова долго пытался понять, что же в окружающей реальности показалось ему неправильным. На первый взгляд всё как положено: опушка леса, ковёр цветов, зелёный частокол обрамляющей поляну конопли... Конопля! Она росла широченным полукольцом, вымахав больше человеческого роста. И она тоже цвела.
И пчёлы это тоже просекли. Во всяком случае, на полевые цветы теперь обращали внимание только самые наивные и незамутнённые. Остальные удалились в конопляные заросли, и теперь в их жужжании дяде Вове слышалось глупое хихиканье. Собрать все ульи и переехать? Да, но как объяснить это пчёлам? Как озвучить статью 228 уголовного кодекса на языке пчелиного роя? Оставалось только дождаться вечера, когда они вернутся сами, и тогда уже паковать ульи. И сматывать, пока не поздно. А нет, уже поздно.
Машина местного участкового вынырнула из-за поворота и притормозила рядом с дядей Вовой. Из машины вышел полицейский с суровым видом.
-- Здорово! - поприветствовал его дядя Вова.
-- Добрый день. Полиция. Можно взглянуть на ваши документы? - всё так же сурово спросил участковый.
Полицейский изучили бумаги. Потом — салон машины. Потом — багажник. Заглянул под капот. Обшарил прицеп.
-- Потерял чего? - с участием спросил дядя Вова. - Может, вместе поищем?
-- Скажи, мужик, только честно, - повернулся к нему служивый. - Что ты тут делаешь?
-- Пчёл привёз, - честно ответил дядя Вова. - Поляна цветёт, они мёд собирают. Вон,
ульи стоят.
Участковый прогулялся до ульев, заглянул в один из летков, схватился за щеку и бегом вернулся обратно.
-- Пчёлы есть, - подтвердил он, сердито глядя на дядю Вову. - Но почему они собирают мёд с конопли?
-- А им без разницы, откуда собирать, лишь бы цвело, - развёл руками дядя Вова.
-- С конопли — нельзя! - авторитетно заявил полицейский.
-- Почему? - удивился дядя Вова.
-- А как ты думаешь, какой мёд тогда получится? Неправильный! С этим, как его... Тыдра...гидра... Марихуановый, короче!
-- Ты им это расскажи, - предложил дядя Вова.
Офицер задумался, оценил свои лингвистические способности и нахмурился ещё больше.
-- Тогда загоняй их обратно и вали отсюда!
-- Не, начальник, - покачал головой дядя Вова. - Во-первых, мёд получится самый обычный — приезжай, угощу, проверишь. А во-вторых, это пчёлы, а не гуси. Хочешь — сам за ними по конопле гоняйся, а я лучше вечера подожду, они сами вернутся, и я уеду.
-- А сколько они тебе за это время неправильного мёда натаскают? - прищурился участковый.
-- Я ж тебе говорю — это самый обычный мёд! Без тетрагидроканнабинола!
-- Ага! Вот ты и проговорился! - оживился офицер. - Неспроста ты такое сложное слово знаешь! В общем, мёд я конфискую на экспертизу! И молись, чтобы там не оказалось этого... как его... мать его!
-- О. Вижу, вы с Винни-пухом родня, - усмехнулся дядя Вова.
-- Это ещё почему? - обиделся участковый.
-- Его тоже длинные слова только расстраивают. Ну, что ж. Иди, конфискуй.
-- Эй, эй! - забеспокоился участковый. - А окурить?
-- Не курю! - гордо ответил дядя Вова.
-- Ты чего меня подкалываешь! - обиделся полицейский. - Окури их своей окуривалкой, чтобы они не сопротивлялись.
-- А я её не взял, - ехидно сказал дядя Вова. - Я не собирался мёд гнать посреди чиста поля. Вот приеду домой — тогда другое дело. Хочешь — нарви конопли, забей косяк, пыхни им в леток, если не заснут, так хоть вместе похихикаете.
Участковый набрал побольше воздуха. Потом вспомнил про честь мундира, чистоту русского языка — и выдохнул всё обратно, без обсценного оформления, но очень, очень сердито.
-- Слушай, - пошёл навстречу закону дядя Вова. Давай сделаем так. Пусть пчёлы соберут, что смогут, а я, как привезу их обратно, этот мёд нагоню в отдельную посуду. Ты ко мне придёшь в гости, и я тебя угощу. Если кто из нас двоих хихикнет — можешь смело всё конфисковать!
В этом предложении тридцать две буквы
комментатор M
Автор темы, Суперпостер
Суперпостер
Репутация: 389
Сообщения: 3085
Темы: 18

#4 комментатор » 14.10.2014, 15:13

Максим Малявин
Из цикла "Студенческие байки"
Отряд "Кадавр"

Про кафедру анатомии Куйбышевского мединститута (а буквально парой лет позже — Самарского государственного медицинского университета, что по сути монопенисуально, просто звучит внушительнее) я уже как-то писал. Здоровенное такое здание бывшей школы пивоваров, постройки середины девятнадцатого века, с просторными классами, высоченными потолками, а главное — с глубоченным и обширным подвалом.
Уж каким макаром мединституту удалось отжать себе такое сокровище — бог весть. С другой стороны, отжали же они себе бывшую царскую тюрьму под общагу для стоматологического факультета и пару-тройку кафедр... Во всяком случае, пивовары анатомичку взад не требуют. И я их прекрасно понимаю. Дело в том, что десятки лет в её подвалах хранились трупы. И их запчасти. Причём не просто хранились, а принимали формалиновые ванны. Какое, нафиг, пиво учиться тут варить! Тут же ни одни уважающие себя дрожжи ещё лет сто в рост не пустятся: причём первые пятьдесят из-за концентрации паров, а оставшиеся полвека — чисто из страха!
Спойлер
Так вышло, что когда Владислав Юрьевич и ещё орава оболтусов вернулись из армии, куда их забирали после первого курса (было, было тогда такое), их на картошку по осени не послали. Видимо, из смутных опасений за дисциплину студенческих отрядов. Вместо этого им предложили помочь родной кафедре анатомии навести порядок в её подвалах. Вот скажите, положа руку на сердце: вы бы разве отказались от такого заманчивого предложения?
В этих подвалах затеяли не то косметический ремонт, не то перекличку с повальной инвентаризацией местных обитателей, но внезапно выяснили, что за многие десятилетия полы подвала почему-то поднялись аж на полметра, а кое-где и повыше. Волевым решением заведующего кафедрой этот культурный слой было велено убрать. А кому, как не свежеприбывшим дембелям, поручить такое ответственное задание? Вот именно.
Ребята взялись за работу. Оказалось, что культурный слой, как и положено всякому уважающему себя культурному слою, представлял из себя не просто массу пропитанного формалином глинистого грунта с фрагментами штукатурки. В укромном закутке медленно, но верно росла кучка артефактов: черепа, челюсти, мумифицированные конечности, пара мертворожденных младенцев и прочая радость открытого новым знаниям некроманта.
Эмпирическим путём (не без подсказки курирующих преподавателей) было обнаружено, что ударная доза спиртного, употреблённого исключительно в профилактических целях, субъективно нивелирует ущерб, причиняемый организму парами формалина: два выхлопа просто взаимоуничтожаются. На одном из перекуров единогласно было принято решение присвоить группе археологов-некромантов гордое звание — отряд «Кадавр».
Когда весь культурный слой был снят, а кучка артефактов выросла до размеров приличной горки, бойцы отряда задали преподавателям вполне закономерный в сложившейся ситуации вопрос: мол, а эту хрень куда девать? Отловленный преподаватель, скорее всего, был неосторожен с народным антидотом, поскольку неосмотрительно высказал общее неофициальное мнение кафедры — эквифаллически куда, лишь бы из подвала вон.
Бойцы воодушевились: буквально на прошлой неделе, в попытках продолбить траншею под какой-то очень важный для, мать её, кафедры, итить его, кабель, были совершенно случайно опрокинуты две секции временного забора. Того самого, что должен был оберегать тонкое чувство прекрасного жителей окрестных домов от творимого по соседству безобразия. В образовавшемся проёме нарисовались две большие бобины из-под того самого кабеля — ну, вы помните такие: внушительная конструкция из досок, вроде гигантской катушки из-под ниток. Вечером, под пиво так и не сумевших пройти обучение в школе пивоваров (но, кстати, до сих пор весьма недурное), родился план. И рано утром отряд «Кадавр» вынес все артефакты из подвала. И расположил их на двух бобинах из-под кабеля. Аккурат поперёк Студенческого переулка.
Первым инсталляцию обнаружил водитель какой-то «пятёрки». Он притормозил перед аккуратно разложенной на горизонтальных поверхностях бобин расчленёнкой, несколько секунд приобщался к прекрасному, после чего выполнил безукоризненный полицейский разворот, такой, знаете ли, с визгом покрышек, запахом палёной резины и следами на асфальте — и исчез в утреннем тумане. Постепенно стали подтягиваться любопытные бабушки. За ними - «Скорая», с дежурным запасом чегой-то сердечного для бабушек. Потом нарисовалась дежурная часть милиции. За нею — работники прокуратуры.
Отряд «Кадавр» под напутствие «чтоб вашего духу тут не было» был спешно отправлен куда подальше. Но разве какой нормальный студент может покинуть сокровищницу без трофеев? Да ни в жисть!
Негромко обсуждая случившийся шухер, ребята тряслись в трамвае. Кто-то успел прихватить и припрятать в пакете череп, кто-то тазовую кость, кто-то горсть позвонков — в студенческом хозяйстве всё пригодится. Владислав Юрьевич был запаслив. Помимо трофеев, что уместились в солдатский вещмешок, он вёз с собой руку.
Сложно сказать, как можно было посеять и утоптать в культурный пласт целую конечность, от плеча до скрюченных палцев, с сохранившимися здоровенными ногтями, с почерневшими от времени мышцами — но ведь как-то посеяли! Рука, бережно завёрнутая в брезент плащ-палатки, ждала своего звёздного часа. И таки дождалась.
В трамвае становилось всё многолюднее и теснее. Несколько мужиков, успевших занять места, усердно делали вид, что дремлют и в упор не видят бабульку, даму бальзаковского возраста с увесистой сумкой и девушку, оборудованную спортивной фигуркой и мини-юбкой. Точнее, на девушку у идящих мужиков развилось нечто вроде коллективного косоглазия из-под полуопущенных век.
На очередной остановке народу прибавилось. Дама-контролёр, успев обилетить головную часть вагона, решительно двинулась к его хвосту, прорезая мощным бюстом дорогу. Влад извлёк мумифицированную руку из брезента (один фиг все уставились в окна, и даже мини-юбка прелестной дамы как-то утратила свою актуальность), вложил в скрюченные пальцы несколько монет и протянул навстречу контролёру. Точнее, попытался.
На очередном повороте трамвай качнуло, он притормозил, и Владислав с протянутой (хоть и не своею) рукой подался чуть вперёд. Мёртвая пятерня разминулась с контролёром и, задрав красавице юбку, замерла на её ягодице. Ненадолго. На какую-то долю секунды.
Сложно сказать, какое именно из боевых искусств изучала прелестная дама, но реакция на прикосновение была мгновенной. Мёртвую руку взяли в профессиональный захват, крутанули... И Владиславу пришлось её отпустить: уж очень мощным был рывок.
Двигаясь по широкой дуге, рука уронила на пол контролёра, съездила проксимальным концом плечевой кости по сусалам одному из мужиков, что усердно изображал трамвайный летаргический сон на сиденье по соседству, и от души врезала по рёбрам даме бальзаковского возраста, отчего её увесистая сумка, перейдя в полное, хотя и неожиданное распоряжение бабульки, уронила оную на другого внезапно задремавшего на сиденье по соседству мужика. А потом девушка, наконец, рассмотрела руку-обидчицу. И включила режим сирены.
Мужик, которому досталось первым, отреагировал немедленно. Он бережно переместил бабульку с чужих колен, усадил её на своё место и дал сдачи. Кому? А как вы думаете? Конечно же, тому, кто к бабушке домогался. Дождался ответного удара, всплеснул руками, задев даму, временно разлучённую с её увесистой сумкой, и повалился на встающего с пола контролёра. Задетая дама воспылала праведным гневом и пошла врукопашную, по дороге брезгливо отмахнувшись от мёртвой руки, которую эта фифа в мини-юбке попыталась ей всучить, не выключая сирены. Рука перекочевала в середину салона, индуцировав доселе непричастных. Кто-то возопил — мол, убивают ни за penis caninus. Кто-то отозвался — дескать, мочи козлов.
На ближайшей остановке отряд «Кадавр» организованно покинул вагон, в котором разгоралась нешуточная драка. Новая партия пассажиров, схлопотав инициирующий удар по физиономии, с энтузиазмом подключалась к всеобщему веселью. Рейс обещал быть увлекательным...
В этом предложении тридцать две буквы
комментатор M
Автор темы, Суперпостер
Суперпостер
Репутация: 389
Сообщения: 3085
Темы: 18

#5 комментатор » 16.10.2014, 20:24

Максим Малявин
Из цикла "Психиатрические байки"
Паранойя? Нет, ностальгия!

Наверное, хорошо быть космополитом. Убеждён, что ещё лучше быть космополитом с солидным возобновляемым финансовым ресурсом. Не очень большим, чтобы не приходилось рассказывать сказки налоговому инспектору и не будить у государства, некогда выдавшего тебе паспорт, инстинкт экспроприатора. Ровно таким, чтобы приступ ностальгии, если таковой вдруг приключится, носил исключительно высокодуховный характер, без признаков острой материальной недостаточности. И желательно без параноидных мотивов.
Наблюдается у Оксаны Владимировны один пациент. Назовём его Львом Борисовичем. Заболел Лев Борисович перед самим выходом на пенсию. Правда, сам он до сих пор считает, что во всём виновата отечественная контрразведка, не по адресу применившая свою новейшую разработку. Что за разработка?
Спойлер
Лохотронное оружие.
Да-да, вы не ослышались. Не психотронное. Психотронное оружие делает из людей психов. А лохотронное — ну, вы поняли. Увлёкся Лев Борисович азартными играми с государством на деньги. Просчитал вероятности, вложил деньги в лотерею — и проиграл. Внёс коррективы, снова вложил — и снова государство оказалось в выигрыше.
Причину поражения Лев Борисович нашёл быстро. Нет, дело не в расчётах, тут как раз всё было идеально, хоть сейчас езжай и выноси казино где-нибудь в Монако. И не в том, что организаторы лотереи мухлюют — это же государство, а не какая-то частная контора, у которой даже для шахматной партии припасён запасной ферзь в рукаве. Дело в том, что кое-кто заставил его, Льва Борисовича, выбрать заведомо проигрышный билет. Вот прямо взял и толкнул под руку во время покупки. И так много раз. Система? Система. Вредоносное влияние? Да как ясный день, без лозоходства и мантроплётства понятно!
Лев Борисович попытался вывести испытателей лохотронной установки на чистую воду, и даже обнаружил их базу (аккурат в здании прокуратуры окопались, мерзавцы), но те представили суду свою концепцию и оказались в шоколаде, а Лев Борисович — в наблюдательной палате.
Какое-то время после выписки он ходил на приём, пил лекарства и даже почти поверил, что всё было суетой сует и параноидным синдромом, но тут дочь прислала письмо из Америки. Мол, приезжай, папа, развейся, посмотри, как живёт страна окончательно победившего капитализма.
Лев Борисович оформил документы, тепло попрощался с женой и отбыл за океан. Естественно, без лекарств: лечить психику предполагалось сменой обстановки, океанским воздухом и достаточной удалённостью от лохотронного оружия, если оно всё же имело место.
А через месяц пребывания в Америке он прозрел. Оказывается, наша разведка просто слямзила чертежи лохотронной установки у своего наиболее вероятного противника. Причём жалкую бета-версию. А здесь эти проклятые капиталисты включают этот шайтан-девайс без зазрения совести и лупят по площадям. Вот он, настоящий секрет их благосостояния, выдаваемый за американскую мечту! Вот оно, настоящее логово империалистических кидал!
Лев Борисович собрался было в посольство — надо же предупредить соотечественников — но доехал почему-то лишь до местной психбольницы. Сам виноват — надо было донести государственную тайну до места назначения, а не выплёскивать её на первого попавшегося, хоть и русского, таксиста. Они ведь, которые подолгу здесь живут, уже зомби. То есть, лохи. В общем, демократы поневоле.
В больнице Лев Борисович пробыл недолго, дней десять. Его честно пытались лечить; он, видя искреннее человеческое участие медперсонала, пытался разъяснить им, как они крупно попали со своей хвалёной демократией и где, по его мнению, надо искать главную лохотронную установку — словом, все были заняты.
Через десять дней Лев Борисович, с выпиской на руках и при специально выделенном сопровождающем, вылетел обратно в Россию. А ещё через пару дней уже был на приёме у Оксаны Владимировны.
-- И что наши заокеанские коллеги пишут в выписке? - поинтересовалась доктор, открывая конверт. - Ага, вот и диагноз. «Ностальгия по родине». Надо же.
-- Конечно, ностальгия, доктор! - радостно подтвердил Лев Борисович. - Мне сразу же полегчало, уже в аэропорту!
-- В смысле — воздух целебный? То есть, дым отечества?
-- Нет, не в этом дело! Просто здесь лохотронные установки супротив тамошних капшивенькие, несерьёзные! Никакого сравнения!
-- А если ещё и лекарства пить будете, так, глядишь, совсем жизнь наладится. Но какова мощь диагностики у западных коллег! - восхитилась Оксана Владимировна. - Чтобы вот так, сходу определить, что нет тут никакого параноидного синдрома, что всё дело в ностальгии!
-- Это политика, - тоном заговорщика произнёс Лев Борисович и подмигнул доктору. - Останься я там дольше, я бы расшатал устои тамошней демократии. Нашёл бы эту чёртову установку и сломал. А такого они допустить не могли.
-- Здесь тоже снова за поиски возьмётесь? - чуть изогнула бровь доктор.
-- Вряд ли. Да и не проработает она долго. Это же бета-версия, причём в местном исполнении!
-- И то ладно. А лекарства всё же надо попить. Они здорово защищают психику от всяких вредоносных влияний, - сказала Оксана Владимировна.
-- Аа, так, значит, вы тоже под шумок таблеточки пьёте, для профилактики лохотронных воздействий! - радостно догадался Лев Борисович. - Тогда я согласен! Доктор плохого не посоветует!
В этом предложении тридцать две буквы
комментатор M
Автор темы, Суперпостер
Суперпостер
Репутация: 389
Сообщения: 3085
Темы: 18

#6 Znata » 22.07.2015, 17:31

Про эффективность и собственников.
В СССР государство, как действительно эффективный собственник, умело манипулировало рабсилой и активами. Сейчас... Было бы смешно, если бы не было страшно.
Простой пример.
Предприятие - десять шахт. На каждой шахте - тысяча рабочих.
Пять шахт давали уголь с себестоимостью в рубль. Три - по пять рублей. И две - по десять рублей. Средняя себестоимость - 4 рубля. Покупался уголь по 5 рублей - рубль на прибыль - и предприятие кормило десять тысяч рабочих, оплачивало детсады, пионерлагеря, профилактории и т.д. Целый город живёт, растёт и трудится.
СССР кончился, пришёл "эффективный менеджер". Сходу закрыл две "убыточные" шахты, немного подумал, закрыл три "нерентабельные". Пять тысяч шахтёров - на улицу. Рабсилы много - можно снизить зарплату. Лагеря и профилактории? Убыточно - персонал выброшен на мороз, территории и строения списываются с баланса и продаются за гроши другим "эффективным", там будут построены рентабельные бордели, казино и т.п. С пяти закрытых шахт срезаются металлоконструкции и цветмет - всё, шахты затоплены и восстановлению не подлежат. На пяти открытых шахтах забивается на технику безопасности (А зачем? Это дорого, а шахтёр один хрен полезет, ибо больше работать негде.), и уголь щедро поливается кровью.
Через десять лет эти шахты выработаны хищническими темпами и закрыты.
И что мы имеем? Некогда процветающий город обнищал и разваливается, в нем безработица 90%, цветут преступность, наркомания и проституция... А "эффективный менеджер" сложил на загрансчетах свой миллиард баксов и уехал на Канары.
PS. Если кто недопонял - прикреплённые детсады и профилактории входили в себестоимость угля. А рубль прибыли - дотировал общественный транспорт и тому подобную (убыточную по определению) инфраструктуру. От секций и кружков - до парикмахерских и местной газеты "Красный Уголь".
Есть только сейчас и вечность
Начни с себя, и твой мир точно изменится.
Znata F
Модератор
Модератор
Аватара
Откуда: Рождённая в СССР
Репутация: 451
Сообщения: 4812
Темы: 21

#7 ua3lls » 22.07.2015, 19:04

И где здесь юмор? Это скорее в тему "Реальная картина"...
Быть пессимистом потрясающе: всегда я или прав, или приятно удивлен.
ua3lls M
Модератор
Модератор
Аватара
Возраст: 40
Откуда: Местные мы, славяне...
Репутация: 1396
Сообщения: 4123
Темы: 47

#8 Znata » 14.09.2016, 21:07

Немного поэзии. :yes:

Рыбаки у берега сидели,
Угасал пылающий закат,
Над рекою тихо, еле –еле
Слышался родной душевный мат.

Вдруг, как в сказке, расступились волны
И на берег, взглядами искря,
Все экипированы по полной,
Вышли тридцать три богатыря.

Сняли ласты, выплюнули воду,
Галстуки поправили слегка
И, проинспектировав природу,
Мужикам общупали бока.

А потом, прикинувшись кустами,
В запонки сказали : - Берег чист!
И явился перед рыбаками
Небольшой такой аквалангист.

Взгляд проникновенен аж до жути,
Несмотря на тину в волосах…
Мужики присели: - Это ж Путин!
Вон и чёрный пояс на трусах!

- Здравствуйте! Владимир. Буду краток.
Скоро всё изменится у вас,
Будет счастье, рыба и достаток –
Я нашёл в реке подводный газ!

Шок от судьбоносности момента
Мужиков как громом поразил!
Счастье просто видеть президента,
А в трусах и с газом? Эксклюзив!!!

Тут один с огромнейшим усильем
Разомкнул заклеившийся рот:
- Надо срочно выпить за Россию!
И за нас, ну, в смысле за народ!

-За народ!- Владимир подобрался,
Потеплела глаз холодных синь,
Пригубил полстопочки и сальцем
По-простому, скромно закусил.

Оглядел леса, поля и дали,
Отряхнулся от текущих дел:
- Нет ли тут у вас в кустах рояля?
Я бы вам про Родину попел…

Мужики переглянулись хмуро,
Что не захватили инструмент…
- Не хватает нам пока культуры.. -
Загрустил с народом президент.

В общем, спели под стакан и ложки,
В унисон, без всяких запевал,
Про Россию-мать, про путь-дорожки,
И в конце –«Интернационал».

Президент расслабился впервые,
Поглядел на всполохи зари:
- Как же хорошо у нас в России!
Ширь! Природа! Люди! Пескари!

Зацепило мужиков неслабо
И, решившись, кто-то от души
Вдруг сказал: - Ещё по сто и к бабам?!
Бабы наши тоже хороши!

Все засуетились в предвкушеньи,
Но Владимир, даром что ослаб,
Твёрдо заявил, как поздний Ленин :
- Не до баб, ребята! Не до баб!

Всё ж на мне! Пашу, как в шахте с тачкой!
Нефть, алмазы, запуски ракет…
А ещё ведь погулять с собачкой,
Заплатить за воду и за свет!

Некогда, буквально, склеить ласты,
Вот, на правой – трещина насквозь…
Как назло, ещё и педерастов,
Извиняюсь, много развелось…

Всё понятно. Некогда, конечно...
Но помочь-то мужики хотят -
Все решили, что хоть в части женщин
Каждый за вождя внесёт свой вклад!

И, познав с народом единенье,
Получив поддержки крепкой нить,
Вождь пошёл вершить предназначенье
И всем сердцем Родину любить!

Поступью своей хозяйской, валкой
Он ушёл, как водится, вперёд…
Мужики вздохнули: -Ласты жалко!
Так, по кочкам, до конца порвёт…

В спину посмотрели умилённо:
-Президент, а посмотри, как прост!
И, достав из ватников погоны,
Сели обмывать прибавку звёзд.(с)
Есть только сейчас и вечность
Начни с себя, и твой мир точно изменится.
Znata F
Модератор
Модератор
Аватара
Откуда: Рождённая в СССР
Репутация: 451
Сообщения: 4812
Темы: 21

#9 ua3lls » 28.10.2016, 19:53

Зазвучала музыка и мужественный голос пропел: «Скажи, тот звёздный стяг реет ещё, над страной храбрецов и свободной землёй?»
Командор открыл глаза, сонно посмотрел на свои эппл-вотч и взял айфон-спик.
– Что там у вас? – спросил он хриплым после сна голосом.
– Командор, сэр? Вы просили разбудить вас, когда мы выйдем к цели, сэр! – раздался в трубке голос старшего навигатора.
– Я вас услышал, майор, – отчеканил командор. – Сейчас буду на мостике.
Постояв десять секунд на мостике, командор выпрямился, сделал ещё пару наклонов, после чего поспешил в центр управления.

Половину эппл-экрана центра управления занимала приближающаяся красная планета.
Это был Марс.
Командор смотрел на планету, гордо вспоминая этапы великого пути.
Он вспоминал, как потряс весь мир Президент, заявив, что скоро американцы будут на Марсе. Как в течение десяти лет инженеры НАСА не покладая рук собирали марсианский шаттл и вместе с ним новейший, уникальный стартовый комплекс, не имеющий аналогов в мире. Как были посланы к чёрту эти русские с их примитивными, дымящими двигателями. И как, наконец, всё было готово к историческому старту.
Этот момент забыть было невозможно

По команде, пять тысяч натягивающих тросов были разом обрублены, сетка огромного батута резко распрямилась и «Исключительность» стремительно взлетела с мыса Канаверал, унося к Марсу три сотни колонистов-мормонов, десять членов экипажа, запасы провизии, а так же гипсокартон, пенопласт, фанеру и шурупы-саморезы, необходимые для возведения на Марсе добротных и крепких американских коттеджей.
Колонистам сразу включили записи выступлений Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, после чего они немедленно уснули на полгода, а экипаж занялся своими рутинными делами – сурово сидеть в центре управления в очках «рей-бан» и деловито ходить туда-сюда по кораблю, периодически подбадривая друг друга словами: «Твой отец гордился бы тобой».
Больше делать было нечего, так как марсианский шаттл был экологически безупречным – он не имел никаких двигателей и полагался только на точность расчётов операторов батута.
Так и пролетели все шесть месяцев полёта.

………………

Командор стоял и смотрел на экран.
– Ваш отец гордился бы вами, сэр, – уважительно сказал первый пилот.
– Я его почти не помню, – немного помолчав, ответил командор. – Его застрелил патрульный полицейский на пороге нашего дома, когда отец нёс мне игрушечный фиолетовый пистолет в яркой коробке с надписью «ИГРУШЕЧНЫЙ ПИСТОЛЕТ» в подарок на Рождество. Я не виню полицейского – он просто выполнял свой долг.

Постепенно замедляясь, шаттл всё ближе приближался к Марсу, точнее, к Нью-Марсу, как его теперь официально называли в США, чтобы не путать прежний, ничейный Марс с американским.
Командор нажал кнопку на пульте и из челнока выдвинусь четыре посадочных опоры от модного дизайнерского ателье «Илон Марск». Опоры были украшены блестящими солнечными панелями и полированными вставками из ценных пород дерева.
Негр-зажигающий щёлкнул зажигалкой, эппл-горелка в носовой части выдала тягу и корабль начал разворачиваться кормой к планете, готовясь к посадке. В этот момент на пульте загорелся красный ред-сигнал. Что-то стремительно приближалось к шаттлу.
– Справа по борту неопознанный корабль, сэр! – доложил первый пилот.
– Подтверждаю, сэр! – через секунду доложил и второй пилот. – Идёт прямо на нас!
Командор выглянул в правый иллюминатор и увидел корабль Чужих. Большой, собранный из железных листов цилиндр шёл на опасное сближение с шаттлом, поблёскивая заклёпками.
– Может, сообщим на Землю, сэр? – заволновался старший навигатор, протягивая руку к большой кнопке с надписью «Хьюстон, Хьюстон, у нас проблемы».
В эту секунду чужой корабль вышел на аварийную частоту и из динамиков донёсся тревожный голос:
– Космічний корабель "Аполлонюк" терпить лихо! Ми промахнулися мимо Місяця! Нас відносить в космічний простір! Повторюємо – космічний корабель "Аполлонюк" терпить лихо!
– Это на каком языке? – удивился командор.
– Это украинский, сэр. Я месяц работал в составе миссии НАСА на Украине, когда мы вывозили в Штаты оборудование с их завода «Южмаш», – объяснил второй пилот. – Они сообщают, что промахнулись мимо Луны и что их уносит в открытый космос. Просят помощи.
– Но оборудование-то вы всё вывезли? – спросил командор.
– До последнего винтика, сэр! И даже весь металлолом.
– Судя по всему, не весь, – сказал командор, задумчиво глядя в иллюминатор.
Он убедился, что украинский цилиндр проходит в нескольких метрах от шаттла, не задевая его, и облегчённо вытер пот со лба:
– На голосовую связь не выходить, отбейте им морзянкой: Спасибо вам за ваш звонок, он был очень важен для нас тчк. Удачи в неизведанных глубинах космоса, отроки во вселенной вскл.
В динамиках что-то зашуршало, послышалось неразборчивое бормотание, потом тот же голос злобно сказал:
– От падлюки! Нічого, побачимося ще, сепаратюги американські! А ну-ка, хлопці, скакнём! Да пребудет с нами сало! Разом нас бага…
Связь прервалась. Видимо, зарядка украинского мобильного телефона закончилась в самый неподходящий момент, как всегда.
«Аполлонюк» резко дёрнулся, вильнул, и сломал шаттлу посадочную опору, после чего медленно и гордо стал уплывать в направлении туманности Андромеды. С его борта донёсся дружный злорадный хохот, преодолевший даже безмолвный вакуум космического пространства.
– Что они себе позволяют?! – в ярости вскричал командор.
– Вы просто их плохо знаете, сэр, – ответил второй пилот. – Однажды нашей миссии на «Южмаше» привезли машину яблок. Её разгружали трое работников с запада Украины. Десять килограмм яблок они съели, а остальные… вы никогда не поверите, что они сделали с остальными яблоками, сэр.

……………….

Раздался громкий предупредительный сигнал и «Исключительность» сильно затряслась. Шаттл вошёл в атмосферу Марса. С пульта управления свалились семейные фотографии пилотов, опрокинулись бумажные стаканчики с колой, а по металлическому полу с грохотом покатились эппл-палки для селфи и клюшки для мини-гольфа. Из трюма с мормонами-колонистами донеслись звуки гимна «Звёзды и полосы навсегда».
Шаттл всё ускорялся под действием силы притяжения Марса. Обшивка корабля быстро нагревалась, в центре управления стало невыносимо жарко. Командор выдвинул сенсорную панель и нажал на иконку «охлаждение». В рубку тут же вбежал негр-охлаждающий с большим опахалом и принялся охлаждать экипаж. Из трюма с колонистами послышалась песня «Мы американцы, Хвала Господу».
Красноватая, усеянная валунами и скалами поверхность Марса стремительно приближалась.
Командор решительно надавил кнопку «торможение» и негр-тормозящий дёрнул за кольцо парашюта. Над шаттлом с громким хлопком раскрылись звёздно-полосатые купола тормозных парашютов, он дёрнулся и резко замедлил падение. Из трюма колонистов дружно грянула «Баллада о „зелёных беретах“».
До ровной поверхности кратера Кассини, расчётной точки приземления, оставалось десять метров. Командор невольно сжался в кресле и стиснул зубы, не сводя глаз с мелькающих на экране цифр:
Семь метров до контакта, пять метров до контакта, один метр до контакта … минус один метр до контакта, минус пять метров, минус двадцать пять метров, минус двести метров – бесстрастно отсчитывал бортовой компьютер.
Командор вытаращил глаза.
– Ради всех святых, кто-нибудь мне объяснит, что тут, мать, его происходит?! – запопил первый пилот, оборачиваясь к старшему навигатору.
Тот сидел в кресле, безвольно опустив голову на грудь. Он потерял сознание ещё на минус пяти метрах. На минус трёх тысячах метрах шаттл мощно тряхнуло, он замер, сильно накренился в сторону отломанной укронавтами опоры и свалился плашмя.

…………………..

Командор очнулся от того, что кто-то дул ему в лицо. Приоткрыв глаза, он обнаружил, что лежит на палке для селфи, в которой от удара включился вентилятор для раздувания волос. Командор отодвинул от себя чудо последних технологий и с трудом поднялся на ноги. Кругом была тишина, лишь постанывали приходящие в себя астронавты, да доносился из трюма с несгибаемыми мормонами-колонистами гимн «Боже, благослови Америку».
Командор открыл люк, вышел на зелёную травку и посмотрел вверх. Сквозь голограмму мёртвой каменистой поверхности, еле видимой в высоте, мягко светило солнышко, а по небу плыли белогривые лошадки облака. Где-то рядом в траве сидел кузнечик и негромко пиликал на своей скрипке. Метрах в ста, петляя среди лугов, текла речка, а за ней виднелся лес.
Из люка стали вылезать остальные астронавты, потрясённо оглядываясь вокруг.
Немного придя в себя, командор вынул небольшой флаг США, воткнул его в траву и торжественно произнёс:
– Это маленький флажок одного корабля – станет огромным флагом для всех Соединённых Штатов Америки!

Вдруг, откуда-то сбоку, к кораблю подошли мальчик с девочкой в светлых шортах, белых рубашках и с красными галстуками, свободно повязанными на тонких загорелых шеях.
– Здрассьте! – хором поздоровались они.
– Вы из Музея Космонавтики? – вежливо спросил мальчик, с интересом рассматривая шаттл.
Командор издал странный мычащий звук и едва устоял на ногах.
– Вы кто?! – изумлённо спросил он.
– Мы тут отдыхаем с сестрой, – мальчик легко перешёл на английский. – А у этой вашей штуки фотонный двигатель, да?
– Где это «тут»?! – прошептал командор внезапно севшим голосом.
– Ну, в санатории «Зелёный Марс», – терпеливо пояснил мальчик. – Потому что наш папа командир крейсера «Путь Октября» дальней космической зоны, а мама главный бухгалтер космопорта «Королёв-2». Это же ведомственный санаторий Космических сил Советского Социалистического Марса, вы разве не знали? А как вы так удачно приземлились без антиграва?
Командор затравленно оглянулся на свой экипаж, отчётливо рассмотрев все пломбы членов экипажа в их широко разинутых ртах, после чего его ноги подогнулись и он опустился на траву, спугнув кузнечика.
«Зелёненький он был…» – отметил про себя командор.
– И… и давно вы тут? – спросил он, уже твёрдо для себя решив, что сошёл с ума.
– Мы? – удивился мальчик. – В смысле советские люди? С тысяча девятьсот пятьдесят первого года, когда товарищ Сталин решил, что Марс должен быть советским, так как подходит нам по цвету, а что?
Командор схватился за голову.
– По цвету он им подходил, маза фака… – простонал он, потом взял себя в руки. – Кем ты, говоришь, твой папа работает?
– Командиром крейсера, – ответил разговорчивый пионер. – Только крейсер уже не новый, всего триста парсек в час и дезинтеграторы предыдущего поколения. А я, когда вырасту, стану командиром линкора класса «Советский Союз», вот! Мне папа обещал, если я буду хорошо учиться. А ещё папа сказал, что скоро их эскадра полетит на Землю, а то там пиндосы совсем обнаглели. А кто такие пиндосы?
– Понятия не имею! – торопливо воскликнул командор. – Мы сами англоязычные немцы из этой, как её… ГДР. Да, парни? – он обернулся на свой экипаж.
– Я, я! Натюрлих! – очень дружно закивали те головами.

Командор тоскливо посмотрел на шаттл, вздохнул и спросил:
– Мальчик, а вам тут нужны астро…космонавты? А то мы тоже хотим летать к звёздам и отдыхать в этих, как их, санаториях. Можешь у своего папы спросить?
– Спрошу! – радостно улыбнулся пионер.
В разговор влезла молчавшая до этого девочка. Она показала пальцем на американский флаг и капризно заявила:
– А наш папа говорил, что мусорить на газонах – это плохо!
Командор немедленно выдернул флаг и серьёзно ответил:
– Раз папа говорит – так оно и есть.

Из трюма с мормонами-колонистами дружно грянуло:
И Ленин – такой молодой!
И юный Октябрь впереди!
Быть пессимистом потрясающе: всегда я или прав, или приятно удивлен.
ua3lls M
Модератор
Модератор
Аватара
Возраст: 40
Откуда: Местные мы, славяне...
Репутация: 1396
Сообщения: 4123
Темы: 47

#10 Андрей1 » 20.06.2018, 07:29

phpBB [media]
«The Politics of Individualism»
Андрей1 M
Ветеран
Ветеран
Аватара
Возраст: 11
Откуда: Из России
Репутация: 189
Сообщения: 1893
Темы: 1

#11 sven » 05.07.2018, 13:17

Я стоял в Берлине на тротуаре и наблюдал, как ко мне под'езжает полицейский. "Надо бы убрать от сюда эту машину, сэр,"- обратился ко мне полицейский. "Зачем? Она, вроде, никому не мешает..."-сказал я. Полицейский слез с мотоцикла, молча достал квитанции, выписал на одной штраф на 100 € и, смотря мне в глаза, засунул её под дворник. "Негодяй..."- сказал я. Коп оторвал ещё одну квитанцию на 100 € и так же молча засунул её под дворник. Я назвал его фашистом. Он проделал с квитанцией всё тоже... Так продолжалось минут 15, пока у него не кончились квитанции. Он сел на мотоцикл и уехал... Ему было по фигу. Я пожал плечами, повернулся и пошел прочь. Мне тоже было по фигу. Это была не моя машина, а какого - то немца...(с)
sven M
Суперпостер
Суперпостер
Аватара
W
Репутация: 532
Сообщения: 2666
Темы: 1

#12 Znata » 10.07.2018, 19:45

Александр Иванович перешагнул порог квартиры, повесил на вешалку плащ и только тогда снял с переносицы датчик, показывающий, какой объем воздуха он потребил за время передвижения по Москве. Налог на воздух в России стали взимать уже давно, пять лет назад. Мотивировали тем, что на эти средства установят очистные сооружения. Александр Иванович снял шагомер – небольшие ножные кандалы, соединённые тонкой цепочкой, тоже снабжённой датчиком – за передвижение по улицам также брали налог, который, по уверениям чиновников, тратился на ремонт тротуаров.
Прошёл в комнату. Тёща, как обычно в это время, смотрела передачу "Новости Мавзолея", которые давали населению ощущение вечного покоя. На экране вокруг ленинского гроба расхаживал комментатор и вещал про стабильность во всех сферах. Жена варила макароны. Сын играл с рыжим котом, который ловил бумажный бантик.
– Саша, ты заплатил налог на кота? – Строго поинтересовалась тёща.
– Забыл.
– Опять! Как же так?
– Мама, Вы бы болтали поменьше, – зло заметил Александр Иванович. – Из-за Вас налог за разговор растёт. То ли дело папа.
Тесть кивнул и прожестикулировал что-то, пользуясь азбукой глухонемых. А потом отстучал тростью фразу азбукой Морзе.
– Старый матерщинник, – подумал Александр Иванович.
Налог на разговоры ввели, чтобы граждане не тратили время на обсуждение реформ, тогда как нам нужно догнать и перегнать Украину.
Вся квартира среднестатистического россиянина теперь мигала огоньками датчиков, фиксирующих речь, движения, траты услуг ЖКХ. Их поставляла государству семья олигархов Вротимгерб – друзья Того, Кого Нельзя Называть.
Александр Иванович зашёл в ванную. С отвращением бросил взгляд на мыльную воду в ванне, где уже помылась вся семья – налог на воду был слишком высок.
На унитазе тикал датчик налога на естественные отправления.
После макарон с кислым кетчупом "Седьмое ноября" Александр Иванович с женой отправились в спальню. На кровати мигал датчик, который подсчитывал время, потраченное на сон и соитие. Полноценный секс стоил дороже, поэтому многие граждане перешли на самоудовлетворение, которое датчик пока определять не мог. Сексом в других комнатах заниматься было нельзя – повсюду стояли ещё и видеокамеры.
Александр Иванович то и дело косился на датчик, потом нервно сказал:
– Я не могу в такой обстановке! Уж лучше, как в прошлый раз, на свалке. Там не следят.
– Летом мы бы могли поехать за город, – вздохнула жена. – Я же говорю: лучше купить дом в деревне! Вырыть колодец, топить печь дровами. Насколько дешевле! И шагомерами там не пользуются, потому что тротуаров нет.
– А где работать? – Александр Иванович откинулся на подушку и закрыл глаза. – Там почти все деньги уходят на налог за жильё. Люди хлеб с лебедой пекут.
– В наши магазины стали завозить ржаной с ягелем – "Магаданский" называется. И с еловой хвоей – "Соловецкий". Пишут, в нём витаминов много. Горький… – Жена обняла мужа. – Саша, может быть, нам на акцию пойти, оппозиционную? "Час без кандалов".
– Чтобы сняли с работы? – Буркнул муж. – Либералам-то Госдеп платит…
– Устройся в Госдеп, – оживилась жена. – Теперь разрешают официально оппозицией работать, чтобы другие страны видели – у нас демократия.
– А ты знаешь, какой договор с ними заключают? "Согласен подвергнуться дисциплинарному наказанию в любое время в любом месте от любого патриота России".
В дверь позвонили. Александр Иванович и его жена вскочили и стали поспешно одеваться. Оба побледнели, у жены тряслись руки, у мужа дёргалось веко.
Россияне жили в постоянном страхе, поскольку все писали друг на друга доносы. В своём гражданском рвении они даже утомили спецслужбы, которые ввели норму: не более одного доноса в месяц с человека.
– Саша, давай не будем открывать, – умоляюще прошептала жена.
Но тёща, исполнительная женщина советской закалки, уже распахнула дверь. На пороге стояли двое полицейских и хмурая дама из налоговой службы.
– Здравствуйте, у вас проживает кот Рыжик? – Произнесла она, сверившись с каким-то документом. – За него неуплата налога – десять тысяч. Мы обязаны изъять кота.
Она подошла к Рыжику, схватила его и отработанным движением сунула в переноску. Кот жалобно замяукал.
– Это ты виноват! – Тёща яростно обернулась к Александру Ивановичу. – Я же просила!
– Мама, у меня есть более важные дела, чем какой-то кот!
– Вы только послушайте его! – Тёща всплеснула руками. – Слушать радио "Свобода" в подвале! Вот твои дела! Стихи Быкова читать под одеялом! На это у него время есть! Ругает наших благодетелей Вротимгербов! И главное – не верит, что президент бессмертен!
Александр Иванович выхватил из кармана плаща, висящего на вешалке, кошелёк, стал отсчитывать деньги, бормоча:
– Не слушайте её, ради Бога. Совсем ополоумела старуха… Вот десять тысяч. Верните котика!
Дама открыла клетку, испуганный Рыжик выскочил оттуда и нырнул под стол.
Когда Александра Ивановича уводили полицейские, он обернулся и с горечью сказал:
– Хорошо устроились, мама. И кот дома, и зять на нарах.
– Не зять ты мне, американский шпион!

(с)
Есть только сейчас и вечность
Начни с себя, и твой мир точно изменится.
Znata F
Модератор
Модератор
Аватара
Откуда: Рождённая в СССР
Репутация: 451
Сообщения: 4812
Темы: 21


Вернуться в Творчество

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость

cron